Шесть движений «любви» или установления контакта

Шесть движений любви – это концепция о шести фазах (шагах, движениях), составляющих цикл, как мне представляется это правильным назвать, познавательно-деятельной активности. Её автор – Руэлла Франк, и исходно на сайтах, посвящённых её деятельности, концепция упоминается как «теория о шести базовых движениях развития контакта в младенческом возрасте. Сегодня разве что очень ленивый «не понимает», что в младенчестве (а порой и ещё раньше) закладываются многие базовые вещи, влияющие на нас до самого конца жизни, так что эту теорию расширили и активно используют для работы со вполне взрослыми проблемами. Даже название изменили – получилось «шесть движений любви», хотя после подробного ознакомления с собственно шестью движениями вопрос «А при чём здесь, собственно, любовь?» весьма активно дёргается в голове.

Эта концепция затрагивает такие темы, как способность интересоваться, способность проявлять настойчивость в достижении цели и принимать, присваивать и использовать результат своей деятельности (или просто то, что мир «вдруг» даёт нам в руки), способность отдавать и делиться с окружающими, а также – способности к расслаблению и своевременной мобилизации, плюс способности чувствовать опору в себе и находить её в окружающих людях, предметах и явлениях.

Сразу скажу, что в этой статье я местами, возможно, буду говорить то о самой концепции «шести движений», как оную сформулировал автор и в дальнейшем развили другие специалисты, то о «шести движениях» как наборе определённых проработок из технологии ICAN 3D, способствующих прочистке способностей, соответствующих движениям.

Ещё раз повторюсь, что «шесть движений» — это концепция, которая исходно разрабатывалась для описания развития ребёнка, но в текущем виде, как я её буду описывать, она подразумевает соответствующую диагностику и коррекцию уже у взрослых, живущих с некорректно сформированными «движениями» (а точнее, вытекающими из оных способностями и паттернами поведения). При этом я буду активно пользоваться описаниями на примере именно детей.

Ну что же, сначала я попробую дать вам картинку в целом, пусть и очень общими мазками, затем разберу всё подробно.

Начнём с перечисления собственно шести движений:

  1. Расслабиться
  2. Опереться
  3. Тянуться к миру (желание)
  4. Тянуть к себе (осуществление желания)
  5. Присвоить, признать своим, насладиться обладанием (реализацией желания)
  6. Отдать, поделиться с другими

6dvizhenij

Несложно понять, что этот цикл может быть отнесён к любой деятельности, в которой у нас есть какая-либо цель (желание, намерение и так далее). Но некоторые его этапы (скажем, расслабиться или поделиться) многим поначалу могут показаться неуместными, даже «противоестественными» — мол, разве можно расслабляться, когда цель не достигнута? Разве можно делиться, когда самому ещё мало?…

Подобные убеждения лишь отражают нарушения деятельностного цикла. А ведь он, между прочим, проявляется ещё и в отношениях (мне встречались тренинги, где шесть движений рассматривались практически исключительно в контексте привлечения дружбы и любви).

Стоит заметить, что слова, обозначающие движения, могут означать несколько не то, что можно подумать при первом прочтении. Скажем, «расслабиться» — это вовсе не обязательно «обмякнуть аки медуза на солнце». Хорошо расслабленный человек может ходить, бегать или даже рубить дрова – но многие вокруг будут прямо-таки ощущать его расслабленность. Один из ключевых смыслов расслабленности – создание и накопление энергии для последующей деятельности, отдых и восстановление. Точно так же «отдать, поделиться» — это вовсе не какой-то безумный акт раздачи или избавления от ненужного, а вариант поддержания баланса с миром и освобождение пространства (у себя дома, в эмоциональной сфере, сфере отношений или где-то ещё) для новых свершений (вещей, достижений, знакомств…).

Шесть движений – это шесть этапов, которые мы проходим, осуществляя что-либо. Нарушения, блокировки в любом из движений могут сильно затруднять движение в целом или даже делать его невозможным. Порой при этом возникают и более изощрённые варианты вроде ненасытности – когда человек не умеет себе присваивать что-то (удовольствие от секса, деньги, вещи, радость дружбы, свободное время…), то ему будет казаться, что этого чего-то ему постоянно не хватает, и сколько бы он ни получил, он будет стремиться «хапнуть» ещё и ещё. И его проблемой будет не то, что «мало», а именно неспособность насладиться тем, что есть.

Нарушения в третьем движении (хотеть, тянуться к миру) могут приводить к тому, что человек просто запретит себе хотеть чего-либо. При этом у него может быть всё в порядке с пятым движением (присвоить и получить удовольствие), и если Вселенная вдруг преподнесёт ему чего-то «на блюдечке с голубой каёмочкой», то он это с удовольствием присвоит и насладится обретённым, но всё равно по жизни он будет нести противоестественную пургу вроде «как важно не хотеть, чтобы получать», хотя оная даже для таких травмированных, как он сам, если и будет работать – то весьма и весьма криво.
Нарушений шести движений может быть очень много. Как показывает практика, обычно у человека есть нарушения в трёх-пяти движениях. Для каждого из движений методика «лечения» (точнее, проработки) – своя. Точнее, в той версии, что использую я (это технология ICAN 3D) методика проработки одинакова для пар движений – то есть внешне она неотличима для первого и второго движения, совсем другая для третьего и четвёртого и немного изменяется для пятого и шестого.

При этом есть важный нюанс: при прочтении описаний движений вам может показаться, что у вас «не в порядке» какое-то конкретное движение и начинать следует именно с него. Точнее, даже не то чтобы начинать с него – а только оно и волнует. Но при корректной работе толковый процессор, при всё уважении к вам, может с этим не согласиться: ведь первым делом следует протестировать все шесть движений (и делается это не опросом, а с использованием тела – ему лучше знать, ведь именно в нём «отпечатались» ещё в младенческом возрасте все шесть движений), выявить те, с которыми что-то нехорошо, а затем – определить (опять-таки через тело!) оптимальную последовательность работы.
Как правило, люди довольно чётко ощущают одно-два движения, которые у них «плохо работают». Но бывает и так, что мнение клиента чуть ли не полностью расходится с реальностью – просто, скажем, привык человек везде выезжать на том, что отлично умеет «тянуть к себе» (а все остальные движения при этом в тихой отключке) – и все свои проблемы он будет описывать именно в терминах «я недостаточно хорошо тяну к себе, давайте мы усилим этот навык, добавим в него ресурса…» А настоящая проблема между тем – в совсем других местах.

По этой же причине эффект терапии может расходиться с ожиданиями клиента. Ведь если человек вбил себе в голову, что ему «не хватает энергии», а ему предлагают проработать навык расслабления – поймёт ли он, что это действительно то, что ему нужно?…
Ладно, пока хватит. Переходим к подробному описанию самих движений.

Первое движение – расслабиться.

Когда ребёнок рождается, он проходит весьма болезненный процесс. Роды — это не только полный боли тяжкий труд для матери, но и прямая угроза жизни рождающемуся ребёнку. Ведь судите сами: до этого целых девять месяцев ребёнок (тогда ещё плод) сидел в животе у мамы, всё нужное получал через пуповину, был полностью защищён от всего, что только можно представить… А тут вдруг р-р-р-раз – и его чуть не раздавило (схватки), вытолкнуло в какую-то холодную среду (особенно если это совковый роддом с большим количеством голого металла и эмалированной посуды вокруг), отрезали часть тела, через которую он до этого получал жизненно важное питание (плаценту), да ещё и чем-то «надули» (расправление лёгких, первый крик)!

Наверное, даже хорошо, что сознательной памяти об этом событии у нас практически и не остаётся.

И вот, родившись и получив первые навыки дыхания (читай – жизни) в новом мире, младенец начинает проявлять себя. У него масса потребностей – питание, чистота, ласка, забота, зрительный контакт, ощущение чего-то большого и защищающего рядом… Но чтобы начать хоть как-то их проявлять, ему первым делом хорошо бы выйти из того травматичного состояния, в которое он был ввергнут процессом родов и последующими действиями его самого и окружающих.

А для этого лучше всего что? Правильно, расслабиться. И расслабиться не просто где-то, а в заботливой и безопасной среде – например, лёжа на маме. Такое расслабление не только помогает младенцу закрыть родовую травму, но и способствует накоплению сил, необходимых для каких-либо дальнейших действий.

Движение «расслабиться» может быть нарушено как в результате каких-то событий сразу после рождения (например, отобрали у мамы на несколько дней, не дав прийти в себя), так и позднее, если младенец (и позже ребёнок) постоянно находятся в какой-то стрессогенной, опасной среде, в которой просто нет места безопасности. И очень часто такие вещи в сознательной памяти напрочь отсутствуют, но человек, тем не менее, просто не в силах нормально расслабиться и отдохнуть, мир для него – полное опасностей и боли место. Само собой, в таком мире доверять кому-либо или чему-либо очень, очень сложно.
Дойти может до того, что уже взрослый человек вроде как психически нормален, но в какой-то момент осознаёт, что сам себя пугает, напрягает или как-то ещё истязает просто из-за наличия в голове некоего механизма, который постоянно, постоянно, постоянно следит за тем, чтобы он не расслаблялся и держал себя в состоянии алертности (готовности к неприятностям). И даже если человек осознаёт, что этот механизм ему вообще не нужен, да и в окружающем мире всё вроде бы нормально, всё равно он не может с этой «заевшей» штуковиной ничего поделать!

В более мягких вариантах нарушения движения «расслабиться» проявляются в хронической усталости, практической невозможности нормально выспаться, быстрой утомляемостью, частенько – повышенным тонусом мышц (на ощупь они заметно жёстче, чем у большинства других людей).

Как только у ребёнка с травмированным движением «расслабиться» появляются хоть какие-то силы, то он начинает пытаться всё вокруг контролировать. Мол, а вдруг этот ненадёжный и небезопасный мир вокруг что-нибудь выкинет, а я не готов! Такой контроль основан на страхе и лишь повышает напряжение, вытягивая силы, как чёрная дыра. Фразы вроде «хочешь сделать хорошо – сделай сам» часто возникают как раз у таких вот недоверчивых и напряжённых людей. Особенно проблематично это становится, если человек дорастает до уровня серьёзного руководителя – там хочешь-не хочешь, а надо учиться делегировать, то есть поручать другим. Неспроста столько бизнес-тренингов появилось, где людей специально учат именно навыкам делегирования. Эти навыки, в большинстве своём, довольно-таки элементарны и относятся к тем, кои легко и естественно формируются в процессе обычной работы, безо всяких тренингов, — но только у таких людей, у которых с «расслабиться» всё в порядке. У «травматиков» же по этому движению сама идея делегирования (как и идея ничегонеделания) будет вызывать страх, панику и отторжение под самыми разными предлогами (а поскольку наш ум весьма изобретателен, то порой изощрённости этих предлогов остаётся только удивляться).
Кроме того, уже у взрослых людей травмированное «расслабиться» может приводить и к проблемам с сексуальностью (и вообще с эмоциями), ведь всё это воспринимается как нечто слабо контролируемое, а следовательно – угрожающее. Может доходить даже до того, что такой человек утрачивает (точнее, блокирует в себе) способность испытывать оргазм – ведь оный является совершенно неконтролируемым состоянием…

Если же с движением «расслабиться» всё хорошо, то человек, само собой, может хорошо и качественно расслабиться. И эта способность приводит к тому, что перед началом любой деятельности, любого коммуникативного акта он всегда может найти в себе нужную для этого энергию. Он быстро и легко отдыхает, нормально высыпается. Такой человек вполне способен доверять другим и миру вокруг, а контролирует происходящее исходя из здравого смысла, будучи вполне способным как взять вожжи в свои руки, так и делегировать исполнение другим, сам же занявшись чем-то ещё.

Важно заметить, что несмотря на то, что я здесь описываю всё в связке, «расслабиться», «доверять» и «контролировать» — это совершенно разные навыки. Их сцепка («могу расслабиться только если абсолютно доверяю», «контролирую всё вокруг ради выживания» и т.п.) – в подавляющем большинстве случаев как раз результат травматического опыта. И при качественной проработке все подобные сцепки, связи и ассоциации уходят.

Второе движение – опереться.

Почувствовав расслабление и придя в себя после родов, младенец начинает ощущать безопасность. Он выжил и, похоже, новых глобальных угроз для жизни не предвидится. Однако в этом состоянии он ещё не готов исследовать мир – а вдруг безопасность только здесь, на руках у мамы, и нигде больше?

Второе движение – это проверка имеющихся опор. Младенец как бы проверяет: а если я начну действовать, а не только лишь расслабляться, не утрачу ли я безопасность? Сохранится ли у меня контакт с тем, что (кто) поддерживает мою жизнь?

Разумеется, в роли опоры опять-таки выступает мама. Именно мамина грудь обеспечивает младенца питанием. Именно мамино лицо – первое, что видит младенец своим ещё нечётким и размытым зрением. Именно мамины запахи, тактильные ощущения от её кожи и сердечный ритм он воспринимает как маркёры безопасной среды.

И если на маму можно опереться, то от неё позднее можно будет и оттолкнуться, выйдя в «космос» самостоятельной жизни уже взрослым человеком. Человек же без чувства опоры легко становится инфантильным (правда, инфантилизм – отнюдь не единственный вариант, скажу сразу).

Правда, если мама не отпускала вовремя – то какая тут может быть опора? Только путы, только оковы…

Человек, у которого с «опереться» в младенческом возрасте всё было хорошо, и во взрослом состоянии, скорее всего, будет чувствовать опору внутри себя и при этом будет способен при необходимости опереться на кого-то или на что-то снаружи. При этом он сможет опираться как на людей, которым доверяет и которым симпатизирует, так и на тех, кого не знает совершенно или просто понимает, что вот здесь и здесь они вполне адекватны. Такой человек не будет путать опору с доверием, любовью или безопасностью – ведь опора это не более чем опора. Но и не менее, чем опора.

Если же движение «опереться» нарушено, то возможны разные варианты. Самый жёсткий из них – неспособность ощущать опору вообще. Пожалуй, этот вариант близок к патологии, поскольку человек с таким нарушением не может быть уверен ни в чём, кроме своей неуверенности.

Менее жёсткий вариант – это неспособность опереться на других (на кого-то или на что-то вовне). Такой человек будет стремиться всё сделать сам, никого не подпуская. Кстати, этот вариант, скорее всего, будет идти в паре с нарушениями в движении «расслабиться» (и вы наверняка уже заметили схожие моменты в описании, ибо речь по сути о сложностях в делегировании).

И ещё один вариант – неспособность опереться на что-то внутри себя. Такой человек будет постоянно учиться – и бояться применить полученные знания, поскольку «чем больше я учусь – тем лучше понимаю своё невежество». Такой человек будет стремиться установить стабильные отношения с кем-нибудь ещё, желательно не просто стабильные – а как-то закреплённые документально (выражение «выскочить замуж» на мысли не наводит? Кстати, у мужчин это бывает не менее часто). А смена партнёра – это большая проблема и непременно глубокая личная трагедия, ведь партнёр – суть опора! Замечу, что это будет касаться не только любовных и семейных отношений, но и дружеских.
С чувством опоры внутри человек способен эту опору транслировать наружу, как уверенность и спокойствие. А вот нехватка опоры или её отсутствие легко приведут к тому, что сам по себе такой человек будет ощущать себя подобно вялому листочку на суровом осеннем ветру и панически искать, к кому бы прибиться.

 

Первые два движения – расслабиться и опереться – отрабатываются довольно просто. Процесс занимает, как говорят опытные люди, от получаса до трёх часов (в моём опыте пока все случаи укладывались от часа до двух) и внешне смотрится довольно скучно. Тут нет смысла делать видео – клиент большую часть времени сидит неподвижно в заданном ему контексте и что-то такое важное внутри себя работает. Точнее, просто чувствует, а кто уж там работает – он сам, процессор (специалист-консультант) или поле, иногда упоминаемое как «великое Бхэ», оставим без детализации.

Процессор располагается сзади клиента, и клиенту даётся инструкция не оборачиваться. Таким образом, клиент знает, что за его спиной кто-то есть – но может лишь «чуять» это, а не видеть. Спиной. Или даже тем местом, что пониже. В результате «всплывают» все страхи, блоки недоверия и прочие бедульки и печальки, связанные с тем, что когда-то давным-давно человечек не смог нормально расслабиться или опереться.

Главное, что практически без слов (за исключением объяснений в самом начале процесса) движение отрабатывается до здорового уровня. За одну сессию. Лично я, когда такие процессы провожу, выдаю клиенту пачку салфеток на случай слёз, насморка или чего-то подобного. Выдаю заранее, так как сам я во время процесса сижу неподвижно – у меня немного другие функции.

И за что я очень люблю такой способ отработки – в него практически невозможно привнести что-то лишнее. Это не беседа, не вынесение суждений – всё происходит практически без слов. Так что клиент отрабатывает исключительно то, что у него есть – и ничего больше.

По этому описанию вряд ли вы поняли, что это за процесс и как он в действительности выглядит – ведь я опустил некоторые важные детали. Главное, что это никакая не магия, не т.н. «биоэнергетика» и не какое-нибудь ещё противоестественное колдунство. Немного напоминает расстановки, но не более того. Ну да у меня и нет цели полностью всё описать. Учиться такому по записям я считаю неправильным, так что не буду даже создавать иллюзии полного описания.

Лучше перейдём к следующим движениям.

Третье движение – тянуться к миру, хотеть, желать.

Как только младенец «утвердится» во «Вселенной» своей матери, то есть накопит энергии в результате расслабления и почувствует надёжную опору, он сможет приступить к исследованию того, что вокруг.

Любопытство на этом этапе – важнейший инстинкт, «зашитый» настолько глубоко, что глубже прямо-таки некуда. Именно это любопытство обеспечивает младенцу познание окружающего мира и, о чём частенько забывают, качественное формирование зрения и телесных навыков. Да, разглядывание всего вокруг и попытки тянуться за тем и за этим очень важны для маленького человечка именно как «курс обучения управлению телом».
И младенец – тянется к тому, что видит. Видит мамино лицо – разглядывает и тянется. Видит мамину руку – тянется к ней и хватает. Видит мамину грудь – аналогично. И так далее, список можно продолжить элементами одежды, яркими игрушками, случайно попавшими в пределы досягаемости детских ручек канцелярскими принадлежностями…
Кстати, на ранних этапах тактильные ощущения от рук у младенца довольно грубые, и он стремится дополнить информацию от них, стараясь по возможности всё интересное запихнуть в рот. Заодно проводит химический «экспресс-анализ» на предмет съедобное – несъедобное, получает ещё более детальное представление о мягкости, фактуре и вкусе-запахе предмета. Этот же навык обеспечивает попадание в организм ребёнка самых разнообразных бактерий, из которых в дальнейшем формируется кишечная микрофлора. Кстати, многие исследования уже показали, что чем менее стерильна обстановка вокруг ребёнка в период младенчества – тем меньше риск возникновения аллергий в более зрелом возрасте. Да и вообще иммунитет адекватнее работает.

Инстинкт «тянуться к миру», на начальных этапах важный для формирования адекватных ощущений от тела, фокусировки зрения и многого другого, закладывает фундамент для таких вполне взрослых навыков, как любопытство, способность проявлять интерес и способность хотеть, желать.

Если ребёнок тянулся к окружающему и ничего ему за это не было, тем более – если такой его интерес мягко поощряли (но не подавали сразу же блюдечке!), то из него вырастает вполне адекватный взрослый, который умеет хотеть и довольно чётко знает, чего он хочет, а что ему безразлично. В общем, довольно невыгодный для современных рекламистов человек – ведь ему весьма и весьма сложно впарить какую-нибудь неведомую фигню, коей сейчас так много на рынке.

В случае гиперзаботы, когда стоит ребёнку потянуться – и ему тут же всё приносят, подают и прямо в ручки вкладывают, ребёнок вырастает с верой, что самому ему-де тянуться и не надо – мир сам всё подаст и обеспечит. Итог – странные ожидания от мира, легко доходящие до убеждений в духе «если оно само ко мне не устремилось по движению моей брови, то я его, наверное, и не хочу». В принципе, к некоторым людям мир бывает весьма благосклонен и действительно много чего подаёт им на блюдечке с небесно-голубой каёмочкой. Но это уже сильно выходит за рамки текущего рассмотрения, да и вообще ситуация отнюдь не частая.

Есть ещё вариант, когда ребёнка в его попытках исследовать окружающее резко ограничивали. «Брось бяку!», «Не трожь собачку, она вшивая!», «Ну что ты опять в рот себе тянешь…» — типичные фразы для таких ситуаций. Ребёнка ограждают от окружающего мира и фигурально или даже буквально бьют по рукам за попытки к нему тянуться. Но сколько ни бей – само желание никуда не девается, просто ребёнок приучается к тому, что хотеть, тянуться к миру – это больно и опасно. Возможно, стыдно или неприлично. Получающийся из такого забитого карапуза взрослый боится признаться (даже себе!) в том, чего он хочет и всячески подавляет свои собственные желания, позволяя себе «хотеть» лишь то, что социально приемлемо – то есть ограниченно подражая в своём хотении родителям и, позднее, своему окружению. Подобное даже желанием-то назвать будет сложно – так, обезьянничание ради ощущения безопасности, ощущения принадлежности к своему кругу, не более того. И за годы такого подавления своих желаний человек действительно утрачивает способность отличать то, чего хочет он сам от того, что его «научили» хотеть в процессе воспитания.

Но всё равно желание не задавить. Оно будет биться где-то в теле, порождая стойкое ощущение «чего-то хочется, а чего – не знаю», и порой толкать человека на что-то совершенно неприемлемое для него самого и окружающих (например, наркотики), лишь бы попытаться хоть как-то удовлетворить этот непонятный «зуд».

В общем, «бойтесь желаний своих» — это как раз для таких людей.

Четвёртое движение – тянуть к себе (осуществлять желаемое, предпринимать конкретные действия).

Четвёртое движение начинается после того, как ребёнок дотянулся до желаемого, коснулся его. После этого как раз и возможно притянуть к себе, ощупать, обнюхать, засунуть в рот и так далее – в общем, всё то, из-за чего молодые мамы сильно нервничают, ежели дитё оказывается «на свободе» в незнакомой и богатой на яркие и притягательные (для младенца) предметы обстановке.

«Притянуть к себе» для ребёнка является именно этапом исследовательской деятельности. Ведь поначалу дистантные рецепторы (зрение и слух) откалиброваны довольно паршиво, и самая весомая часть информации (в том числе жизненно важная информация про вкус-съедобность) может быть получена только при непосредственном физическом контакте.

Важно, что по мере развития ребёнка его возможности растут – равно как и его желания и, соответственно, сфера его интересов. Если новорожденному были доступны лишь вещи, до которых он мог непосредственно дотянуться, то чуть более развитому младенцу сфера доступного представляется уже заметно большей – ведь до многого он может доползти, а затем и дойти. Когда ребёнок становится чуть старше и сообразительнее, он может для получения желаемого использовать дополнительные «орудия» (например, придвинуть табуретку к высокому столу и с неё дотянуться до яркого и притягательного пирожного) или, скажем, попросить взрослого. Вы, кстати, уже вспомнили эти бесконечные детские «Хочу!» и «Дай!», не так ли?

Важно понимать, что даже если попытка потянуться и что-то достать ребёнку не удалась (придвинул стул – а он оказался недостаточно высок), то он не оставит попыток, и будет продолжать пытаться что-то достать. Наверное, идеальный родитель, заметив подобное, ребёнку поможет – но не сразу. Так чтобы ребёнок сначала самостоятельно перепробовал несколько доступных ему самому вариантов – ведь если у него получится, то это будет очень здорово способствовать развитию уверенности в собственных силах.

Кроме того, из способностей тянуться к миру и тянуть к себе развивается и такая вещь, как терпеливость и настойчивость при достижении цели. Ведь далеко не всегда желаемое нами реализуется за время щелчка пальцев, не так ли? И поэтому быстрая помощь в духе «захотел – получи» может затормозить развитие изобретательности и самостоятельности.
Если же взрослые будут препятствовать попыткам ребёнка что-то схватить, притянуть и исследовать, то где-то в подкорке у последнего может отложиться, что «тянуть к себе – больно и опасно», и в результате уже взрослый человек будет оставлять попытки чем-то завладеть, мотивируя это всяческими «не подобает», морализаторскими запретами или попросту изощрённо саботируя собственную деятельность. Ведь чем, если не самосаботажем, можно назвать ситуации, когда прекрасно знающий предмет отличник вдруг не высыпается перед экзаменом и получает трояк, а вдохновенная домохозяйка, взявшись за праздничный ужин, вдруг режет себе палец и несколько раз обжигается, доводя себя до полной (хотя и временной) нетрудоспособности?

 

Третье и четвёртое движение можно отрабатывать самыми разными способами. Годятся RPT, техника исследования реальности из ICAN 3D и многие другие. Главное, чтобы был контекст «тянуться к миру» и «тянуть к себе», а дальше – отработка и проверка по мускульному тесту. Само собой, отработка каждого из движений по отдельности.
Ну а после – проверка по мускульному тесту («если ли ещё проблемы с таким-то движением?») и, при необходимости, доработка. Как правило, подобный процесс без особых сложностей укладывается в одну сессию.

Пятое движение – присвоить (съесть, насытиться) и насладиться обладанием.

Одно из самых неочевидных движений. Многим из нас может казаться, что акт получения чего-либо тождественен акту присвоения и ничего более для обладания не требуется. Но это не так.

Удобнее всего проиллюстрировать это классическим примером, фигурирующим ещё в книгах Стивена Кови.

Итак, представьте себе день рождения ребёнка трёх или четырёх лет. К нему пришло несколько друзей, все дети играют и веселятся. И в какой-то момент имениннику вручают подарок – скажем, интересную яркую машинку. Ребёнок видит подарок, радостно тянется к нему – и получает в руки. Но… Вокруг него – множество других детей, которых тоже привлекает эта машинка! И разумеется, они начинают к оной тянуться (третье движение), выражая это и движениями, и словами («Дай поиграть!», «Покажи!» и так далее).

Итак, момент истины: какая реакция ребёнка и окружающих взрослых будет оптимальна в этот момент?

Многие взрослые, видя интерес других детей и желая, чтобы их ребёнок «был хорошим», тут же начинают его учить: мол, поделись с друзьями, не будь жадиной… К чему это приводит, если ребёнок не отстаивает своё право «пожадничать», я распишу чуть позже. А пока – расскажу о том, как было бы лучше всего.

Когда ребёнок получает игрушку, ему требуется время на то, чтобы прочувствовать её своей. Чтобы повертеть её в руках, осмотреть со всех сторон, возможно – даже лизнуть или пожевать (тонкости зависят от возраста ребёнка и характера игрушки). В общем, исследовать со всех сторон и научиться с этим быть. В какой-то степени даже прочувствовать игрушку как тот ресурс, которым он (ребёнок) теперь располагает и может всецело распоряжаться.

Для этого ничего особенного не требуется – только разрешение и время. Достаточно сказать остальным: «Подождите немного, ведь это же личный подарок, как-никак, и как только именинник им наиграется – он с вами поделится». Можно даже без разъяснений, просто «Подождите, это же его подарок» — и всё. И предложить остальным детям другие игрушки и развлечения.

Главное здесь – стать на сторону ребёнка и подтвердить его право обладать, наслаждаться присвоенным (по праву, кстати говоря) и вообще чувствовать и использовать то, что ему вручили. Тут, конечно, можно натолкнуться на капризы со стороны других детей – но, в конце концов, далеко не всякий каприз стоит разрешать путём дачи желаемого – ведь таким образом капризничающий лишь получает подтверждение, что каприз и истерика – эффективный способ требовать и получать.
Самое занятное, что после того, как ребёнок-именинник какое-то время повозился со своим подарком, то скорее всего он сам предложит его остальным детям для совместных игр. При этом и ему будет хорошо, и окружающим.

Если у ребёнка в детстве преобладали ситуации, в которых ему было разрешено наслаждаться обладанием и присвоением, то из него, скорее всего, вырастет взрослый, который умеет насыщать себя (физически – едой, эмоционально – впечатлениями, как-то ещё) и наслаждаться этим в полной мере без «передоза» и ущерба для себя и окружающих. Можно сказать – экологично. Такой человек будет радоваться жизни и всем, что в ней есть без каких-либо страхов и опасений, просто потому, что для него это будет естественно и правильно.

Если же ребёнку «присваивать» не разрешали, то…

Возможен вариант, когда в порядке психологической защиты ребёнок (а впоследствии – взрослый) будет стремиться обесценить всё, что получает. «Да, это моё, (но меня научили, что присваивать и чувствовать своим – плохо), так что я лучше заявлю, что это – полная ерунда и мне легко от этого отказаться или выбросить».

В некоторых случаях это может доходить до болезненного стремления поломать или испортить. «Это моё, (но всё равно придётся отдать тем, кому отдавать не хочу) – так что я это лучше поломаю и приведу в полную негодность». Такие стремления могут выражаться явно в разрушительных побуждениях, а могу и куда менее явно в отношении к вещам – я имею в виду небрежность и халатность, которая быстро может замечательные вещи (от смартфонов до автомобилей и даже недвижимости) довести до весьма плачевного состояния.

Отсюда же может вырасти желание отнимать у остальных, явно или неявно. «Я делюсь со всеми – пусть и все остальные со мной делятся». Возьмите такое «мировоззрение» и добавьте к нему халатность и небрежность – что вы получите?… Безосновательное и беспардонное «делиться надо», основной мотив люмпен-пролетариата во времена социальных потрясений – это ещё не самый худший вариант.

Хотите хуже? Простейший пример: как думаете, чем люди частенько обосновывают подобные «делиться надо»? Самый типичный вариант – «справедливостью». И получается, что в понятие «справедливость» запихивают неимоверные тучи всяческой личной травматики, в результате чего само понятие начинает дурно пахнуть и остро нуждаться в услугах психиатров, а то и патологоанатомов. А всего-то, казалось бы – чуток перепутали одно с другим…

Также может возникнуть ненасытность. Ведь неумение и невозможность присваивать вовсе не означают, что желание обладать чем-то куда-то денется! И получится картина маслом: человек стремится как можно больше получить, но чтобы он ни получил – всё ему мало. И дело тут будет вовсе не в том, что «недостаточно для чего-то», а лишь в том, что он не может почувствовать уже имеющееся своим.

Кстати говоря, это может проявиться и в еде – вроде ест, вроде быстро и много (порой даже не ощущая вкуса), а насыщение как-то не приходит, даже если брюхо раздуто и съеденное порой откровенно просится обратно. Также ненасытность может проявляться в сексе, отношениях с другими людьми, деньгах, недвижимости, каком-то узком коллекционировании, времени (когда категорически не хватает времени, сколько бы его ни было)…

Думаю, вы уже догадались, что отработка пятого движения, «присваивать и наслаждаться обладанием» очень здорово способствует прочистке собственных желаний. Когда это движение приходит в норму, то частенько выясняется, что у человека по большому счёту есть практически всё, что ему нужно, а то, что раньше воспринималось как страстно желаемое – начинает восприниматься нелепым и совершенно ненужным.

Это, кстати, может стать серьёзной проблемой – ведь порой мы стремимся к чему-то (в частности, к карьере) именно из-за страстного (и совершенно иррационального) желания чем-то обладать. Даже если понимаем, что оное обладание не принесёт нам решения проблемы. Но, стоит такому желанию пропасть, человек словно бы подвисает в воздухе, словно не понимая, а зачем же ему туда стремиться. Жизнь в таком случае может довольно круто поменяться, в том числе через кризисы, разрывы отношений и смену работы или даже места жительства. Но, как бы болезненно это ни выглядело со стороны, главное – что сам человек в результате становится счастливее и намного ярче ощущает себя «на своём месте» или просто «собой».

Шестое движение – отдавать и делиться.

Здоровый ребёнок отдаёт и делится не потому, что ему приказали, а потому, что ощущает это естественным и правильным. И происходит это не ради чего-то навязанного свыше (вроде желания «быть хорошим»), а по чистому и искреннему велению сердца, или, если угодно, Души.

Невозможно действительно отдать или качественно поделиться тем, что до этого не было по-настоящему присвоено. Можно передать, как солонку за большим столом во время обеда, – но нельзя отдать. Можно разделить что-то с кем-то – но нельзя поделиться не-своим.

Шестое движение (отдавать, делиться) очень сильно зависит от пятого (присваивать и получать удовольствие), но может иметь и сугубо «собственные» нарушения.

В примере с именинником ранее рассматривался вариант, когда ребёнка заставляют что-то отдать до того, как он это присвоил, почувствовал своим и насладился. Подобное легко может привести к стремлению обесценивать всё, чем человек обладает – чтобы «проще» было отдать.

Но бывает и другое – когда человеку старательно внушают, что нельзя делиться и отдавать (мол, самому не хватит), или можно – но только исключительно в рамках какой-нибудь группы (родных, друзей, нации, профессиональной группы или ещё какого-нибудь круга «Избранных»). В итоге может дойти до того, что человек станет подобен «собаке на сене» — сам уже не может использовать (насладился этим или нет – неважно), но и отдать другим органически не способен. Мол, так устроена та штуковина, что в его случае играет роль психики.

Случается и наоборот – когда на человека вдруг снисходит «озарение», что для того, чтобы быть счастливым, следует всё раздать. Это, кстати, не всегда нарушение шестого движения – в некоторых случаях подобный акт раздачи работает как символическое прощание с предыдущей жизнью ради нового этапа. Однако если подобное происходит непрерывно и без особых жизненных изменений, ещё и при этом человек стремится внушить другим, как важно всё отдавать (таким образом оправдывая нерациональность своего поведения) – то это явно следует проработать.

 

Пятое и шестое движение контекстуальны. То есть зависят от контекста. И при их проработке важно не просто определить ситуации, есть ли в них какие-то нарушения, но и определить, к каким контекстам (типам ситуаций) они относятся. Вполне возможны варианты, когда у одного и того же человека есть нарушения в обоих этих движениях, но при этом в пятом (присваивать, наслаждаться обладанием) контекст связан с вещами и деньгами, а в шестом (делиться и отдавать) – с отношениями (скажем, человек крайне неохотно делится контактами, знакомит своих друзей между собой и просто не может отпустить кого-то, с кем был в эмоционально насыщенных отношениях). И каждый контекст для пятого или шестого движения прорабатывается отдельно!

Список контекстов может быть очень велик. Чтобы было чуть яснее, я ниже приведу несколько вариантов из тех, с которыми сталкивался на практике и которые просто упоминались на тренингах, в общении с коллегами или в материалах по теме:

  • Вещи (например, книги или техника)
  • Еда, пища
  • Деньги
  • Отношения
  • Контакты, связи
  • Информация (знания, сведения, сплетни, слухи)
  • Секс
  • Собственное тело, точнее – его проявления и ощущения
  • Время
  • Собственные победы и достижения, а также достижения и успехи близких (друзей, детей)
  • Пространство (место в квартире, земля)
  • Недвижимость
  • Документы (сертификаты, дипломы, свидетельства, справки об участии или принадлежности)
  • Результаты обучения
  • Результаты лечения или психотерапии (!!!)

Контекстов можно придумать заметно больше. В каких-то случаях они будут пересекаться с перечисленными, в каких-то – нет. Для проработки при этом лучше всего, чтобы человек сам обозначил проблемный контекст, а списки оных могут служить для ориентировки в том, какие они бывают, не более того.

Ещё хочу заметить, что пятое и шестое движения относятся не только к сугубо материальным вещам (книги, деньги, недвижимость), но и к процессам – секс, отношения, а также событиям – собственные победы и достижения, подтверждающие это документы и, быть может, что-то ещё. В случае таковых речь идёт не столько о «присвоении» какого-то процесса, сколько о признании своего участия в оном и способности получать от этого удовольствие, а также – разделить это удовольствие с кем-то ещё или, скажем, помочь принять участие (и получить удовольствие) этому кому-то.

Самым последним пунктом в списке контекстов я поместил «результаты лечения или психотерапии». Действительно, не так уж мало людей просто не способны качественно себе присвоить результаты сессии, и обесценить оные – классическая стратегия, о которой говорят многие тренеры (правда, далеко не все из них способны толково объяснить, что же с этим делать). Лично я порой сталкиваюсь с тем, что по прошествии времени опознаю как «неудачную» попытку отказаться от таких результатов – то есть вроде бы человек получил изменения (причём настолько глубокие, что деваться уже некуда), но пытается жить и действовать полностью по-старому, не принимая своего нового состояния, ощущений и желаний – и в результате «огребает». То есть через некоторое время ему начинает казаться, что стало хуже.

Именно из-за этого я всё чаще думаю, что шесть движений следует проверять и отрабатывать до начала какой-либо серьёзной работы – ведь если есть «косяки» с присвоением, то любая психотерапевтическая работа будет не только намного медленнее и печальнее, чем могла бы быть, но и может просто «завязнуть» из-за бесконечно отвергаемых результатов. Конечно, хороший процессор это вовремя (или чуть позже) отследит и примет меры, но работать всё равно будет сложнее. Так что почему бы не подстраховаться заранее?

(Из-за таких соображений я и размахался на такую объёмную и подробную статью)
Контекстов, требующих проработки пятого или шестого движения у конкретного человека, может быть довольно много. Однако это вовсе не означает, что потребуется отрабатывать их все – при правильно выбранной последовательности (уже контекстов, а не самих движений) может получиться так, что отработается некая «первопричина», затрагивающая большинство из них. И вместо проработки десяти контекстов «вдруг» окажется достаточно двух-трёх.

С шестью движениями так тоже бывает – порой проработка одного приводит к тому, что нормализуется и ещё какое-то, однако намного реже.

Несколько примеров того, как реализуется этот цикл в жизни.

Сначала – на примере обучения в случае взрослого человека.

Движения «расслабиться» и «опереться» в этом случае работают как наличие энергии для обучения и готовность выйти за пределы известного, т.е. попробовать что-то новое. Дальше наступает черёд «тянуться к миру» — на этом этапе мы можем задаться вопросом, как и что мы хотим изучить и начинаем искать источники информации, релевантные ситуации. Этими источниками могут быть книги, статьи в интернете, видеолекции, «живые» курсы, различные секции или кружки, доступные для общения эксперты… На этапе третьего движения происходит подбор и классификация таких источников, оценка их адекватности для интересующегося. На следующем этапе («тянуть к себе», четвёртое движение) человек начинает уже предпринимать попытки освоить эти источники, то есть тянет к себе: достаёт (скачивает) и начинает читать книгу, идёт на лекцию или мастер-класс, смотрит видео… Здесь продолжается «тестирование», поскольку некоторые источники могут оказаться неподходящими (скажем, если лектор – занудный «совок», а книга написана с непередаваемой и совершенно неоправданной заумью), и часть материалов может отсеяться (если отсеялись все – может произойти возврат к предыдущему движению, то есть переформулированию вопроса и новому подбору материалов).

И уже в процессе обучения, с каждой прочитанной главой, каждым освоенным упражнением, наступает черёд пятого движения – присвоить и насладиться обладанием. Вспомните сами это замечательное ощущение, когда в результате прочтения очередного параграфа учебника (или главы научно-популярной книги) вам открылось что-то новое и захватывающее… А что может сравниться с оргазмом от решения сложной задачи на смекалку, над которой бился часа два, если не больше?…

Как несложно догадаться, шестой этап (движение «отдать, поделиться») – это продемонстрировать свои знания или даже применить их в другой задаче. Тут и ответ на экзамене, и помощь друзьям в освоении этого материала (вот уж поистине «поделиться»), и даже написание статей или целого нового учебника для других людей.

Рассмотренный пример интересен тем, что он фрактален. То есть в нём можно выделить массу подзадач, в каждой из которых можно выделить те же самые шесть этапов. Скажем, подзадача поиска информации, подзадача прочтения книги или прослушивания лекции, подзадача составления конспекта, подзадача подготовки к экзамену… С таким же успехом можно выделить и более крупные задачи – если речь шла об обучении чему-то относительно небольшому (скажем, семестровый курс основ математического анализа), то более крупной задачей будет получение высшего образования с овладением новой профессией.

Как в рассмотренном примере могут проявиться нарушения различных движений?
Один из самых неприятных вариантов – это неспособность присваивать. Тогда человек вроде как и учит, вроде как решает примеры, но ему будет очень сложно почувствовать полученные знания и навыки своими — и он удивительно легко будет их забывать, даже если прорешал сотню примеров… Итог – большие сложности с продвижением на следующий уровень обучения. При этом отягчающим обстоятельством может оказаться то, что от овладения знанием человек не будет получать никакого удовольствия.

Если нарушено третье движение (тянуться к миру, хотеть), то такой человек будет заметно апатичнее и пассивнее большинства других. Он будет проявлять мало интереса и местами лишь уныло следовать линии большинства. Или вовсе замкнётся в себе.
Нарушения в четвёртом движении (тянуть к себе), скорее всего, скажутся на усидчивости и способности читать (или решать задачи) не по две-три минуты, а по полчаса-час и долее, сколько требуется для обучения. Внимание здесь будет убегать куда угодно как во время самостоятельных занятий, так и на лекциях или мастер-классах – и без преподавателя, который умеет качественно держать внимание аудитории занятие просто сольётся в канализацию.

Нарушения в шестом движении (отдавать, делиться) могут проявиться как в сторону избыточности, так и в сторону недостатка. Скажем, студент может не только отказать товарищам в списывании (что лично я считаю вполне нормальным), но и жёстко завернуть их просьбы помочь разобраться в материале, объяснить какой-нибудь сложный пример. И будет такой «ботаник» уныло кичиться своим как бы знанием (а оное очень быстро станет именно «как-бы-знанием», поскольку без обмена информацией с окружающими очень легко не заметить свои ошибки и накопить их до неприемлемого уровня). В противоположном же случае может случиться, что человек будет стремиться начать учить других, что-то им объяснять ещё до того, как толком разобрался сам. Кстати, довольно хороший вариант, если это честно обставляется как «давайте вместе разберёмся». Но если при этом человек во что бы то ни стало стремится создать или поддержать имидж «самого умного и знающего», то получается цирк с хромыми конями и драными дворнягами.

Для полноты картины можно ещё немного порассуждать на тему того, как нарушения шести движений могут сказаться на отношениях.

Если есть проблемы в первом движении (расслабиться), то в отношениях будет проявляться недостаток энергии на общение и, тем более, на новые знакомства. Такой человек будет носить над собой яркий и далеко видный плакат «Я интраверт, ИН-ТРА-ВЕРТ!!!», но в то же время страдать от мыслей «Ах, ну почему же не родился я весёлым и общительным…» Само общение не будет для него невозможным, его можно даже научить знакомиться с совершенно незнакомыми людьми (говорят, этому активно учат на тренингах по пикапу), но едва ли он научится ощущать, что энергии для этого у него достаточно. Пообщается немного, и быстро начнёт терять инициативу, а затем и внимание, то есть банально не сможет поддерживать разговор.

Если есть проблемы с опорой (второе движение), то такой человек будет постоянно страдать от неуверенности в себе. Сомнения в своей внешности, своих коммуникативных навыках («А интересный ли я собеседник? А не посчитают ли меня занудой?»), своих знаниях или просто в уместности разговора с этим собеседником в этот момент будут возникать у него постоянно, усиливая неуверенность и придавая ей видимость рациональности.

Проблемы с третьим движением (тянуться к миру) – это блокировка и самосаботаж на этапе прямо перед началом коммуникации. То есть что-то, что мешает нам (от вышеупомянутых сомнений до банального ступора) подойти к незнакомому человеку или сформулировать тему для обращения к кому-то, кого мы знаем и с кем хотим поговорить. Можно сказать, что проблемы с третьем движении мешают нам качественно сфокусировать внимание на потенциальном собеседнике.

Четвёртое движение (тянуть к себе) – в случае отношений и, в частности, общения, заключается в том, что мы так или иначе притягиваем к себе внимание. От элементарного «Привет!» до «Скажите, профессор, а почему тут не получается локального максимума или минимума, при том, что градиент обращается в ноль?» Нормальное четвёртое движение важно именно для того, чтобы нормально обратиться, не смутившись при этом, проговорив вопрос или приветствие внятно и с адекватной интонацией, без мямления или заиканий. Точно так же четвёртое движение будет отражаться на нашей способности зазвать к себе кого-то в гости или назначить встречу, на способности попросить друга об одолжении или, в случае молодых людей – предложить девушке руку и сердце или просто длительные глубокие отношения.

Пожалуй, можно сказать, что третье движение – это решимость в планировании и поиске путей, а четвёртое – решимость в реализации желаемого.

Пятое движение (присвоить, получить удовольствие) – это способность получать удовольствие от общения и от всего, что связано с отношениями – от совместно проведённого времени (пусть даже все участники молчали, как это бывает во время медитации или особенно красивого заката), от помощи, оказанной другими людьми и от помощи, оказанной самим человеком кому-то ещё, от обмена взглядами и прикосновениями, от хитрых или не очень настольных игр или просмотра кино… Здоровое пятое движение здесь важно, чтобы ощущать полноту своего участия в процессе и получать от оного чистое удовольствие. Без этого же человек будет либо слишком сильно думать о другом, докучая тому (или той) гиперопекой, либо мыслями «убежит» в другое время-место, обдумывая какие-то совершенно несвязанные с происходящим проблемы. Либо как-то ещё сам себе «кайф сломает» — ведь люди суть существа необыкновенно изобретательные.

Нарушения в шестом движении (отдать, поделиться) в отношениях могут выражаться в ревности, доходящей до полного неадеквата. Причём ревности не только на любовно-сексуальной почве, на которой случилось эпическое количество воспетых в бессмертных трагедиях убийств (кстати, на мой взгляд сочетание вроде «бессмертное убийство» само по себе наводит на мысли о необходимости психотерапии), но и на почве обычной дружбы или даже просто-напросто знакомств. Вы как, не встречали таких людей, которые придерживались нелепой «моногамии» в дружбе, то есть «дружи или только со мной, или с другими»? Вот это – как раз оно.

Интересно получается, не правда ли? Человек, которого в отношениях можно назвать «жёстким собственником», скорее всего при проверке обнаружит у себя проблемы не с «присвоением», а с «отдаванием».

Возможен и другой тип нарушения шестого движения, когда человек, едва установив контакт с новым знакомым, стремится сразу же перезнакомить его со всеми своими другими знакомыми или даже, возможно, «передать на руки» кому-то ещё. Так могут появляться хронические «сводники», живущие «исключительно для других» (не из альтруизма, а из-за неспособности оставить что-то для себя – чувствуете разницу?).
В общем, тренинги, «заточенные» под проработку шести движений «любви» именно в контексте отношений отнюдь не на пустом месте возникли.

 

Что ж, пора уже и завершить сей опус.

Подводя итоги, скажу, что шесть движений сказываются практически на всём, что мы так или иначе делаем. И проблемы в них практически наверняка будут не в лучшую сторону отражаться на той или иной стороне нашей жизни (уж извините за общие слова, но конкретных примеров я уже и так привёл вагон и маленькую тележку).

При психотерапевтической проработке шести движений важна оптимальная последовательность. В рамках нежно любимой мною технологии ICAN 3D оная определяется через мускульное тестирование.

Первые два движения прорабатываются практически без слов. Следующие два – вполне себе со словами, тут можно использовать технику исследования реальности, подходы из RPT или что-то ещё, в зависимости от предпочтений и навыков процессора. Пятое и шестое движения отрабатываются практически как третье и четвёртое, но с учётом различных контекстов (и может получиться так, что каждый контекст потребует отдельной проработки).

К сожалению, нельзя сказать, что проработка шести движений прямо-таки сразу «включает» правильный образ действий. В некоторых случаях может потребоваться время, чтобы изменения «дозрели» и реализовались на практике. Причём долгое время может грызть ощущение что «что-то не так», хотя действуешь вроде бы привычно и нормально – и так до тех пор, пока не догадаешься, что можно действовать по-другому и не реализуешь это на практике.

У меня вообще забавно было – я писал текст, и раза три его переписывал. Такое со мной вообще впервые было – крайние года два если я начинаю писать, то либо довожу его до конца, сразу или чуть позже, либо – что бывает крайне редко – оставляю насовсем. И тут я ни с того ни с сего три (!!!) раза начинаю этот текст («начинаю» — это пишу примерно полстраницы А4 11-м шрифтом, то есть три-четыре содержательных абзаца) и все эти попытки мне хочется не то чтобы отложить в сторону, а просто отправить в корзину! Пришлось призадуматься. Но я сообразительный, уж не буду скромничать, и уже через десять минут я начал писать текст, который в итоге довёл до конца. Совершенно иначе построенный, куда более наглый и менее заковыристый. А то, что было написано до этого, уже никогда не пойдёт в дело.

В общем, кто-то догадывается сразу. Кто-то чуть позже. Но изменения после проработок всё равно такие, что рано или поздно произойдут. И лично я этим очень доволен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *